«Панковский Норматив The Offspring» — Hit Parader, сентябрь 1995 г.

Аххх…. Как же все быстро меняется в юродивом мире рок-н-ролла. Еще год тому назад The Offspring играли свой рок «на птичьих правах» и были очередной очень энергичной, но при этом мало известной панк-группой борющейся за выживание, и выпускающей свои записи на независимом лейбле. Сегодня они получили всеобщее признание. Так бывает, когда выпускаешь альбом, который неожиданно расходится трех миллионным тиражом. Нет, вокалист Дексер Холланд, гитарист Нудлс, барабанщик Рон Уолти и басист Грэг Кей нисколько не поменяли отношение к своему творчеству, просто сами мир вокруг них изменился. С неудержимым успехом альбома «Smash», и такого сингла, как «Come Out And Play», эти прото-панки из Южной Калифорнии встали в авангарде целого движения. Сегодня их считают главной силой в новейшей «культурной революции» рока. Эта группа (на пару с Green Day) популяризирует панк и выводит эту музыку на вершину хит-парадов. Недавно мы пообщались с дредоголовым Холландом, обсудили с ним внезапный и неожиданный успех Offspring.

372-09-95-1

Тебя не задевает тот факт, что некоторые сегодня считают Offspring шлягерной группой?

Декстер Холланд: Мнения о нашей группе всегда разнились, просто сейчас стало больше тех, кто начал обращать на нас внимание. Мы же своего отношения к творчеству и к себе не изменили, и остались такими же как в начале карьеры, то есть 10 лет тому назад. Тогда мы могли выступать перед дюжиной человек в клубе, и радовались такой возможности. Сейчас мы даем три аншлаговых концерта в Нью-Йорке, и также радуемся. Мы никак не изменили собственным музыкальным убеждениям, просто сама рок-сцена заметила нас и пошла нам навстречу. Я помню как в конце 80-х на Западном Побережье играли один сплошной металл, а я спрашивал наших ребят, не пропало ли у них желание играть панк-рок. Мы даже не смогли бы представить себя играющих в другом стиле. Нам эта музыка нравится, и если сейчас кому-то не нравится, что наши песни гоняют по радио, это не наши проблемы.

Ты сказал, что вы играете вместе уже 10 лет. Как ты думаешь, почему признание пришло только сейчас?

Да я об этом только что сказал. 10 лет назад музыкальная сцена была совсем другой. Мы были «белыми воронами» среди музыкантов с начесами на головах, среди тех, кто щеголял в обтягивающих кожаных портках. В то время разным лейблам мы со своей музыкой были на фиг не нужны. Все мелкие калифорнийские лейблы даже ленились отослать нам отказное письмо. Это немного расстраивало. Но мы продолжали получать удовольствие от своего творчества, поэтому и дальше шли вперед. Мы никогда не рвались на этой музыке заработать, и давным-давно потеряли на это всякую надежду.

Как к вам пришла мысль выпустить альбом своими силами?

Решили данную проблему решать самостоятельно. В 1987 году записали на 7-ми дюймовую пленку несколько песен, и наштамповали примерно 1000 кассет. Вы не поверите, но даже такое количество нам было никак не распродать. Сегодня я смеюсь, когда какие-то фанаты говорят мне, что из-за нашего нынешнего успеха те старые записи стоят денег, но тогда мы с большим трудом распродали все это за два года. Возможно, что какая-то часть тех записей попала в правильные руки, потому что в 1989 с нами связались представители «Nemesis Records» и предложили подписать то, что сами они называли контрактом на распространение продукции и рекламу. По договоренности мы должны были оплатить студию из своего кармана, а они обещали помочь с распространением. К сожалению альбом записанный для «Nemesis» продавался нисколько не лучше наших первых записей, и общий тираж составил порядка 2000 копий. Но мы решили, что нам дали еще один шанс, поэтому для этого же лейбла записали еще и миньон. Мини-альбом с четырьмя новыми песнями. Ничего не продавалось, поэтому в итоге мы решили подыскать себе другой лейбл, который смог бы дать нам дополнительную рекламу. И мы пустились в поиски.

За счет всего все это время вы жили?

Нас кормили клубные выступления – хотя мы выступали один-два раза в месяц. В парочке клубов мы давали концерты с завидной регулярностью, там у нас повилась стабильная группировка фанатов. Владельцы этих клубов нас уже знали, сами заведения были достаточно неплохими, и публика платежеспособной. Поэтому нас приглашали выступать постоянно. Часть клубов, в которых мы тогда выступали могла через месяцок закрыться, их бизнес шел настолько плохо, что они были обязаны закрываться. Было непросто, но мы выживали за счет сторонней халтуры, у каждого была своя работа, а музыкой занимались чисто себе в удовольствие.

Никогда не думал взять все бросить и зажить «обычной», нормальной жизнью?

Группа приносила столько душевной радости, что распускать ее было бессмысленно. Мы выплескивали все свои эмоции в музыке. Старались как-либо вписаться в местную лос-анджелевскую сцену, но просто не видели себя в роли глэм металлической группы. Поэтому старались реализовать себя в музыке другого жанра. Все фирмы грамзаписи в которые мы стучались, нас просто отшивали, а ведь мы обращались далеко не к мейджорам. Брэтт Гуревич, руководитель нашего нынешнего лейбла, «Epitaph», прежде чем наконец-то дать нам шанс в 1991, тоже успел отшить нас пару-тройку раз. Понятия не имею, почему же он все-таки в итоге решил переслушать наше демо, но когда он позвонил нам и предложил контракт, мы дичайше радовались.

Вы раскрутились за счет своего второго альбома, «Ignition», но до «Smash» было еще очень далеко.

Да, действительно. «Ignition» вышел в конце 1992 года, и мне кажется первый тираж выпущенный на «Epitaph» составлял 10000 копий. Когда все распродалось, мы просто обалдели. Нам не верилось. В тот момент мы гастролировали, проводили свое первое американское турне, и очень удивились, когда нам сообщили о том, что лейбл допечатывает тираж. Мне кажется платиновый статус «Smash» удивил нас не так сильно, как в свое время сообщение о том, что мы распродали 13000 копий «Ignition».

И вот сегодня вы стали звездами, небось тяжко таскать на себе этот статус?

Да не особо, если честно. Нам легко, потому что мы не захотели становиться этими самыми «рок-звездами». Нам такой статус противопоказан. Мы постарались избежать всех побочных эффектов, которые лупят по музыканту, выпускающего успешную пластинку. Мы постарались не налегать на саморекламу, чтобы не надоесть нашему зрителю и слушателю. Едва ли мы когда-либо считали себя рок-звездами. Ясно одно, после десятилетия мытарства, наконец-то мы отрываемся.

Hit Parader (США) № 372  сентябрь 1995г.  Автор: Mark Saunders

Перевод — Дмитрий Doomwatcher Бравый 14.11.16   

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.